Карта

Карты разные нужны, карты разные …. Вот Христофор Колумб ушёл в море без карт и открыл Америку. Эт он зря. Она с тех пор со своим долларом никому покоя не даёт. Карты нужны. Пользуясь картами (не игральными, не Таро) всегда помните арифметическую заповедь: «Число 66 на столько же меньше числа 99, на сколько число 99 больше числа 66», зная эту истину, проверяй, не держишь ли ты географическую карту вверх ногами. Опрос местного населения для определения местонахождения или расстояния не всегда эффективен. Аборигены или отделываются одной фразой или начинают объяснять сверхподробно, да так, что пока «язык до Киева доведёт» полжизни пройдёт. В общем, появлению картографии способствовало много причин.

Из трёх английских кораблей, вышедших в 1553году из Лондона, лишь один смог доплыть до устья Северной Двины. На морских картах англичан далее норвежской крепости Вардегауз была показана пустота. Город Архангельск тогда ещё не существовал. В «Двинской Летописи» записано: «Прииде корабль на устье Двины реки и обслався: приехали на Холмогоры в малых судах (вельботах – прим.) от английского короля Эдварда посол Рыцарт, а с ним гости». «Посол Рыцарт» – это Ричард Ченслер, один из первых англичан, встречавшийся на официальном уровне с Иваном Грозным. В Англии Ченслер доложил: «Сама же Москва очень велика! Я считаю, что этот город в целом больше Лондона с его предместьями». Торговые сделки, в те времена, налаживали международные контакты. Наладили. И в феврале 1555года английская королева Мария Тюдор приказала организовать торговую «Московскую Компанию». Составлялись морские карты и лоции, а у иноземцев появилось примерное представление о размерах владений Ивана Грозного.

Первой, серьёзной картой Руси считают «Описание России, Московии и Татарии английского автора Антония Дженкинсона, изданное в Лондоне в 1562году». Карта уникальна. Переиздавалась. А. Дженкинсон провёл в Московии 16лет, выполнял коммерческие и дипломатические поручения Ивана Грозного, четыре раза пересёк Россию от Белого моря до Астрахани. Об этом он сам писал: «…проехал сквозь все обширные владения царя России, которые простираются от Северного моря и Норвегии и Лапландии до самого Каспийского моря». Но заметно, что топограф и картограф он аховый. Относительно отчётливые топографические единства видны лишь на путях следования Дженкинсона (личного присутствия), а на остальной территории очень заметно применение совершенно разных масштабов. На карте есть градусы широт, три линейных масштаба русских, английских, испанских мер, но их лучше не применять. Складывается впечатление, что Дженкинсон составил свою карту из неизвестных нам карт неизвестных нам авторов. Причём, неизвестных русских авторов, но никак не иноземных.

Подробнее. Истинные размеры Руси 15 и 16 веков в Западной Европе ещё не знали. Карта Мартина Вальдзеемюллера (1516год) представляла смесь изображений из безмасштабных торговых путей и сообщений ещё Клавдия Птолемея (!). На карте Матвея Меховского (1518год), ректора Краковского университета, изображена река Волга, впадающая в Чёрное море. Генуэзца Паолетто Чентурионе, знавшего теоретический путь в Китай из Руси через Каспий, за излишнюю любознательность выдворили из Москвы. В 1976году академик Рыбаков Б.А. после изучения карт составленных Сигизмундом Гербертштейном (1546год «Описание Московии»), Гесселя Герриса (1613год), Гистальди и Мюнстера (1548год), Антония Вида (1555год), утверждал, что все перечисленные авторы использовали русские картографические материалы. Известно ведь, что карта Г.Герриса составлялась при участии Фёдора, сына царя Бориса.

Карта Антония Дженкинсона (1562года) совершенно оригинальна и не воспроизводит ни одну из известных карт Руси европейских авторов. К карте приложено подробное описание, но что интересно, многое из этого описания отсутствует на карте, и наоборот, много из изображённого на карте, отсутствует в описании. Максимально точно и подробно (названия населённых пунктов, единый масштаб) изображён лишь торговый путь от Новгорода Великого до Новгорода Нижнего и центральные районы Руси. На первый взгляд на изображённой «дженкинсонской карте Московии» царит полный «бардак и псевдоисторичность». Внешние границы Руси и очертания внутренних областей, в большинстве своём, не соответствуют настоящим (реальным, на время прибытия и пребывания Дженкинсона в Московии) на тот момент границам Руси (Московского царства перед Ливонской войной и, кстати, время распада Ливонского ордена) XVI века. Город Вязьму присоединил к своим землям Иван III (1493год, «мирное докончание») и это показано на карте Дженкинсона. Но далее сумбур. Пермь, Смоленск, Югра, вошли в состав Московии в 1514году, ещё за 43года до приезда Дженкинсона в Москву, но Дженкинсон показывает их вне границ Московского царства. Стародуб почему-то показан на литовской территории, а ведь по договору (между Ягеллоном и Иваном III) 1503года не только Стародуб, но и Новгород-Северский, Рыльск, Чернигов, Мценск, Гомель, Путивль, Брянск стали принадлежать Московии. Ещё одна «странность» – это то, что Ивангород на Нарве Дженкинсон расположил на территории принадлежащей шведам. А ведь Ивангород принадлежал шведам только в 1497году (русско-шведская война 1495—1497гг).

Известно, что в конце XVI века в Москве существовала карта Руси и пограничных стран. Эта карта, так называемый «Большой Чертёж», сгорела при пожаре 1627года. Бывает. С XII века по XVI век Москва выгорала дотла тринадцать раз. Но карта А.Дженкинсона была издана на 30лет ранее «Большого Чертежа». В общем, как видно из вышеописанного, Дженкинсон, для составления своей карты «Описания Московии» использовал труды русских картографов конца XV и начала XVI веков, слепо скопировал, не сверив с действительностью карты времён Ивана III (карты 1497года и изготовленные не позже 1514года). Этим-то карта Дженкинсона, сейчас, представляет большую ценность.

Иван III – князь-государственник, присоединивший к своим Владимирскому и Московскому княжествам много новых земель. Новое феодально-абсолютистское государство, для управления большими территориями и наглядности восприятия учёта податных и военно-разрядных единиц, нуждалось в картах ( «чертежах»). В конце XV века создавался Судебник (с 1497года) и проводились работы по переписи деревень и городов Московского княжества. В писцовых книгах Посольского и Царского приказов видно стремление показать точное представление о своих землях. Из архивов этих описей известно, что к началу XVI века запад Московии (от Мурмана и до Чернигова) и юг (начиная с Путивля), был представлен рядом локальных карт ( «чертежей») русских картографов. В 1550году Иван Грозный тоже провёл свои управленческие и судебные реформы, появились новые карты и судебник – признак растущего государства, подтверждённый графически и словесно. И русская картография может смело праздновать своё пятисотлетие. К сведению для тех, кто не в теме: картографы – не картёжники, настоящие картографы – это люди, с недоверием относящиеся к прямым линиям. В общем-то, исторической памяти не противопоказано воображение: важно только, чтобы оно было историческим.